Маджере-младшая
Что, зрение подводит? // Стою, как коллективный персонаж.
По правде говоря, сил у меня нет практически ни на что.
Вчерашняя эйфория прошла, я сдулся, как пробитый воздушный шарик, и снова вернулся к привычной забитой истерике.
Мне хочется спать и плакать.
Хвала богам, потом я вспоминаю про список дел.
Не то, чтобы он был эффективен, но иногда я вообще вспоминаю о его наличии. Это уже прогресс.

Сил нет от слова совсем. Даже на то, чтобы говорить словами или писать посты (вот этот я не мог выдать шесть суток, а надо было ещё тогда, когда очень хотелось хотя бы объяснить, почему).
Ну, вот, болею. А кто сейчас не болеет. Ну, устаю. Кто же не устаёт.
Глобального оправдания нет и не будет, даже если бы очень хотелось.
Просто когда день начинается с "забинтуйте меня" а заканчивается "дотащите меня до кровати" (в прямом смысле, иногда я не очень могу дойти до неё сам), об отношениях мысли скорее в печальном ключе. Нет, я действительно очень ждал встреч и тоже надеялся (что это изменит-то, господи). Просто считал что не очень вменозное тело, которое даже позвонить никому не может само - так себе аксессуар на свидании. Какая там романтика, секс, поцелуи - я от кровати до сортира дойти не могу.
(Я номер не всегда могу набрать сам, мне тошно и больно от собственной физической недееспособности во второй половине дня последние... три? четыре? недели. И мне очень страшно. Нет, не давлю на жалость, просто констатирую факт.)

Если ты вдруг прочитаешь это, если тебе внезапно станет интересно почему - вот. Я не собираюсь брать эти или любые другие слова обратно, я понял и принял твоё решение, просто ещё когда я впервые сказал, что дело во мне, оно действительно было во мне. И осталось, хотя и совсем другим способом.

Если ты вдруг прочитаешь это - ты замечательная. Ты очень красивая, ты талантливая, ты интересная. Ты замечательная девушка и хороший партнёр. Я сожалею, что причинял тебе боль, хотя сожаления ничего не исправят.

Если ты вдруг прочитаешь это: ну, я дурак. Я просто каждый раз надеялся, что к следующей всё пройдёт, что я смогу ходить без бинтов и ортеза, выносить нагрузки больше рабочих и не валиться с ног.
Потому что раньше это никогда не затягивалось дольше, чем на два дня. И я продолжал надеяться по инерции.

Если ты не простишь меня, я пойму. Ты будешь в своём праве.

Хочется спать и плакать. Снова, да.
Как хорошо, что меня не видно из-за монитора.